Подбор специальности и ВУЗа Поступление в ВУЗ Контакты
Выставка "Все ВУЗы Москвы"    и Консультационный Центр ЦМПК "Куда пойти учиться?" работают в период вступительной кампании 05, 12, 19 июля. Место проведения: 2-й Сельскохозяйственный пр-д, д.4, м.ВДНХ, здание МГПУ. Время работы: 10.00-17.00, Выставка ВУЗов "Образование и Кадры"   для отчисленных, восстанавливающихся, переводящихся в другие ВУЗы студентов, а также абитуриентов будет проходить с 01 ноября по 15 апреля. Специализированные выставки "Образование и Кадры"   по экономическим, гуманитарным, техническим, информационно-технологическим и художественным ВУЗам будут проходить с 15 сентября . по 20 апреля.
Создание славяно-греко-латинской школы
Главная  /  Библиотека  /  Образование на Руси до петровских реформ   /  Создание славяно-греко-латинской школы


Создание славяно-греко-латинской школы

      Школа, основанная Лихудами, первоначально была очень невелика. По свидетельству Феодора Поликарпова, одного из первых учеников Лихудов, «поведено им [учителям.— И. Э.] жити в Богоявленском монастыре, что за Ветошным рядом, к ним же переселена и школа из типографии, и дано им в научение типографских учеников первого класса пять человек, а именно: Алексей Кириллов, Николай Семенов, Феодор Поликарпов, Феодот Агеев, Иосиф Афанасьев, [а также] Иов, монах чудовский». Можно полагать, что Лихуды тут же и приступили к занятиям с переселенными в Богоявленский монастырь учениками. Но поскольку школу предполагалось с самого начала создать в более значительных масштабах, было принято решение о строительстве для нее специального помещения. 3 сентября 1685 года Патриарх Иоаким ходил в Богоявленский монастырь «для досмотру, где строить школу для учения ученикам греческому книжному писанию». В это время построить деревянный дом в Москве не представляло никакой трудности: в городе свободно продавались уже готовые срубы на любой вкус и любых размеров, а потому через 3 месяца здание для школы было готово. 12 декабря 1685 года Патриархом Иоакимом был выдан образ в новую Богоявленскую школу, и этот день (25 декабря по новому стилю) можно считать днем основания Московской богословской школы.

       25 декабря, в праздник Рождества Христова, вся школа приходила на патриарший двор и в Крестовой палате славила Христа и приветствовала Патриарха «орациями» (а это косвенно подтверждает, что занятия в школе начались раньше ее переезда в специально построенное для нее здание). Судя по наградам, выданным Патриархом, в декабре 1685 года в школе Лихудов было 28 учеников. Через месяц их число достигло 33-х.

       Деревянное здание, построенное для школы, с самого начала рассматривалось как временное помещение. По свидетельству Феодора Поликарпова, в том же 1685 году были заложены, или, как он говорит, «основаны» каменные палаты для школы. Забелин полагает, что, вероятнее всего, в этом году были заготовлены материалы для постройки.

       Неожиданно в руках Лихудов оказались значительные финансовые средства. 16 февраля 1686 года в Москве умер греческий иеродиакон Мелетий, который назначил Иоанникия своим душеприказчиком и распорядителем наследства. С санкции Патриарха Иоакима и правительства Лихуды употребили половину этих средств (приблизительно 2 тыс. рублей) на строительство нового школьного здания. В дополнение к этим средствам на строительство поступали деньги из Патриаршего приказа и от князя В. В. Голицына.

       Новое помещение было построено, по-видимому, к октябрю 1687 года. 12 октября Патриарх Иоаким посетил «новопостроенные каменные школы, что строены в Китае, подле Спасского монастыря». 28 декабря 1687 года Лихуды приходили со своими учениками в патриаршую Крестовую палату славить Христа и приветствовать Патриарха уже из нового своего помещения — «Спасских школ, что в Китае, за Иконным рядом».

       С переходом в новое здание число учеников у Лихудов быстро увеличивается. К ним переводятся ученики Типографской школы. Судя по записям Патриаршего приказа, к Рождеству 1687 года в академии числилось 76 учащихся: 2 иеромонаха, 2 иеродиакона, один монах; бельцов: учеников верхней школы—5 человек (верхней статьи) и 9 (второй статьи). В средней школе было 35 учеников, в нижней — 27.

       Переезд школы в новое здание дал повод для довольно схоластической полемики о дате учреждения Славяно-греко-латинской Академии. Основанием для этого послужило в какой-то степени не совсем четкое свидетельство Феодора Поликарпова: «И повелено им жить в Богоявленском монастыре... к ним же переселена и школа из типографии и дано им в научение типографских учеников первого класса пять человек [перечисляются — И. Э.], обаче по двух летех совокуплены во едину Лихуды, и ведено им учителям подавать все свободные науки на греческом и латинском языке постепенно». Неудачное построение фразы дает возможность отнести «и ведено им...» как к 1685, так и к 1687 году. А. В. Горский отнес повеление к 1687 году (эта точка зрения перекочевала и в работы некоторых других исследователей), хотя из контекста видно, что речь все-таки идет о 1685 годе, поскольку далее Поликарпов говорит о событиях этого года (о закладке, каменных палат), а затем переходит к событиям 1686 года (наследство Мелетия). Следовательно, Лихудам было поведено-«подавать все свободные науки на греческом и латинском языке постепенно» в момент основания школы — в 1685 году. И это вполне понятно — учителя ехали в Москву открывать не среднюю школу (она уже существовала), а высшую.

       Переезд в новое здание, безусловно, расширил возможности школы, но не привел сам по себе к каким-либо качественным изменениям. Поэтому нет оснований проводить слишком резкую грань между так называемой Богоявленской и так называемой Заиконоспасской школами, которые суть одна школа. Утверждения о том, что в 1687 году школа Лихудов была преобразована и переименована в Академию, ни на чем не основаны. Официально она продолжала называться школой или школами, а слово «академия» применялось по отношению к ней как факультативное неофициальное название.

       Разумеется, ученики Лихудов должны были приступать к изучению свободных наук «постепенно», начиная с «греческого книжного писания». Но считать школу в период ее пребывания в Богоявленском монастыре чем-то вроде «ликбеза» неправомерно: значительная часть ее учеников уже проучилась 4 года в средней школе Тимофея. К тому же в Богоявленском монастыре Лихуды уже начали преподавать грамматику, а ею, как известно, открывался курс свободных наук.

       Забелин, со своей стороны, полагал целесообразным считать датой основания школы Лихудов 29 января 1686 года, когда «Патриарх со архиереи» посетил новопостроенную деревянную школу и «слушал учения учеников»127. В принципе варианты условных дат основания школы могут быть различными, но нам все-таки представляется, что вручение Патриархом Иоакимом образа новой школе является наиболее веским основанием признать именно этот день днем ее рождения.

       Академия разделялась на 3 класса или, как обозначается в расходной книге Патриаршего приказа, на 3 школы: верхнюю, среднюю и нижнюю. Каждый класс подразделялся на 2 отделения, или статьи.

       Академический курс открывался обучением русской грамоте в своего рода подготовительном классе, который назывался «русская школа», или «школа словенского книжного писания», где преподавали старосты, бывшие ученики Типографской школы: Феодор Никитин, Максим Григорьев, Логинов, Василий Иванов.

       В низшей школе, или «школе греческого книжного писания», ученики обучались греческому чтению и письму. В средней школе переходили к изучению грамматики. В апреле 1688 года ученики верхней школы приступили к изучению риторики. В марте 1690 года Софроний Лихуд начал преподавание логики и до 11 августа этого года прочитал обширное введение в эту науку. После логики следовал курс физики, то есть естественной философии. Наконец, в 1693 году — на восьмом году обучения — Лихуды приступили к преподаванию пиитики. Следующего курса — богословия — они прочитать уже не успели.

       Грамматику и пиитику Лихуды преподавали на греческом языке, а риторику, логику и физику — на греческом и латинском.

       Преподавание в Академии шло по учебникам, составленным самими Лихудами. При этом они следовали в целом системе, принятой тогда в Падуанском и других европейских университетах. В логике и физике Лихуды в значительной мере ориентировались на Аристотеля, который был тогда главным авторитетом в европейской науке. «Уже несколько веков, — говорит Иоанникий в предисловии к своей физике,— все почти академии избрали его [Аристотеля] как бы вождем и главою, поэтому и мы намерены следовать ему».

       Необходимо, однако, заметить, что Лихуды не копировали слепо западную систему, проявляя в постановке учебных предметов известную самостоятельность, а в ряде случаев и весьма значительную. Главное, они осуществляли критическую переоценку и переосмысливание материала с позиций святоотеческого православного учения. С этой точки зрения большой интерес представляет прочитанный Софронием курс риторики.

       Давая своим ученикам понятие о риторике, Софроний Лихуд делит ее на Божественную, героическую и человеческую. «Риторика есть Божественная, — говорит Софроний,— не яже взыскуется в училищах, но яже движится от Святаго Духа, Всесильного Бога. Иже и един токмо всякие младенцы риторы устрояет...» Вторая риторика, «ироическая», заключена в творениях отцов Церкви. «Третия же есть человеческая, — но мужественная, мудрая и высокая, силы, сока, крови и благолепия исполнь». И далее Софроний говорит: «Не есть убо, но есть яже от многих мнится быти риторика—ткание речений и круг периодов, хитростне обточен. Риторика есть река великого ума». То есть для Софрония Лихуда риторика — не. формальные приемы красноречия, которые могут служить как добру, так и злу, не софистика. Она насыщена глубоким нравственным содержанием. Ее источник—Дух Святой.

       Подход Софрония Лихуда к риторике в известном смысле парадоксален. В истории европейской культуры риторика всегда выступала как антитеза философии (не говоря уже о богословии) как науки, которая имеет своим предметом истину и реальное бытие. Риторика, напротив, имеет дело с видимостью истины и видимостью реальности, ее бытие иллюзорно. В силу объективных исторических причин именно риторика оказала значительное воздействие на характер западноевропейского мышления (со времен схоластики) и западноевропейской возрожденческой культуры, которая есть культура риторическая. Стремясь поставить риторику на прочное основание богооткровенных истин и живой реальности, Софроний Лихуд, по существу, создает антириторику как науку и искусство, с помощью которых его ученики могли бы эффективно защищать свои духовные ценности и противостоять чуждым влияниям. С этой точки зрения риторика Лихуда резко отличалась от риторики, преподававшейся, например, в Киевской школе, где акцент делался на обучении искусству красиво говорить.

       Лихуды, как мы уже говорили, не успели прочитать в созданной ими московской школе курса богословия. Это, однако, не меняет богословского направления и богословского характера Славяно-греко-латинской Академии, находившейся в ведении Патриарха Московского и всея Руси и призванной готовить прежде всего богословов, способных в подлиннике читать творения отцов Церкви, переводить богословскую и богослужебную литературу и выступать в качестве квалифицированных справщиков.

       По словам Забелина, тип обучения в Славяно-греко-латинской Академии, так же как и в западных университетах того времени, «воспитывал и распространял образованность в собственном смысле церковную». «Основною задачею водворяемой науки,—пишет он,—было познание веры, правильное, то есть православное, понимание и толкование Священного Писания и отцов Церкви. Из этой задачи вытекала другая — распространение веры, просвещение вероучением христианской паствы, а вместе с тем сохранение Православия и защита его от суемудрия ересей... Все свободные мудрости были направлены исключительно только к этим задачам и в строгой постепенности мало-помалу воспитывали, приготовляли ученых представителей •вероучения, проповедников, риторов, диалектиков, умеющих читать, переводить, объяснять и доказывать истину святого учения и святых книг... Свободные науки нисколько не распространяли пределов знания в сторону так называемых внешних мудростей».

       Славяно-греко-латинская Академия была богословской школой, но, поскольку она была первой высшей школой в России, ее функции на практике оказались шире. В нее, например, наряду с лицами духовного сана поступали представители боярских родов, которые стремились просто получить образование и не помышляли о церковной деятельности. Впрочем, это не значит, что они не проявляли глубокого интереса к богословским вопросам, вызывавшим тогда жаркие споры в обществе и тесно связанным с внутриполитической борьбой и государственной политикой.

       Естественно, что часть учеников уходила из Академии, не завершив полного курса образования. С учетом того, что они получали там хорошую языковую и общую подготовку, их охотно брали в государственные учреждения и другие учебные заведения, которые стали возникать в России в начале XVIII века. В 1716 году по распоряжению Сената пять учеников Академии были посланы в «Перейду... тамо учиться языкам турецкому, арабскому и персидскому». В 1717 году три ученика были отправлены во Францию «для наук литерных».

       В «Показании истины» старец Евфимий так характеризует состав учеников Академии: «Ученицы же инии суть свящённицы, иеродиаконы и монаси, инии же князи, спальники, стольники и всякого чина сего царствующего града Москвы». В числе учеников упоминаются лица самых высших аристократических фамилий: князья Одоевские, сын князя Бориса Голицына, дети Тимофея Савелова — близкие родственники Патриарха. Но вместе с ними учился «конюхов сын» Петр Степанов и крещеный татарин «Мишка» Михайлов, кстати говоря, направленный затем в Венецию «для научения совершенного».

       Церковные и светские власти принимали меры, направленные на то, чтобы повысить роль Академии в подготовке служителей Церкви. В 1708 и 1710 годах были изданы указы, имеющие целью увеличить число представителей духовного сословия среди учеников школы. Указом 1721 года священникам предписывалось давать расписку в том, что их дети, отданные в Академию, будут там «неотъемлемо дон-деже оные науки не окончат». В 1723 году был издан указ, которым предписывалось собрать из всех монастырей «молодых монахов для научения какого каких наук возможно во оныя Славяно-греко-латинские школы». В 1728 году из 360 учеников Академии 120 были представителями духовного сословия.

       О рукоположениях учащихся школы до конца XVII века данных не имеется. В 1727 году в «духовный чин» была произведена четвертая часть учеников, окончивших академию.

       В 1694 году братья Лихуды вынуждены были покинуть Академию. Их место заняли подготовленные ими ученики Феодор Поликарпов и Николай Семенов. Разумеется, они не могли в полной мере заменить Лихудов. Уход из школы талантливых учителей и выдающихся богословов не мог не привести к снижению уровня образования в Академии, но то, что она продолжала существовать и выполнять стоявшие перед ней задачи, является прежде всего их заслугой, ибо они подготовили себе смену и создали систему, способную обеспечить преемственность.

       В 1701 году в Московскую Академию приехали киевские учителя и характер школы изменился. Преподавание греческого языка в ней прекратилось, а его место занял латинский язык. Академия утратила свое прежнее название греческих, или Славяно-греко-латинских, школ и стала называться Латинскими, или Славяно-латинскими, школами.

       Повышение роли латинского языка и латинского образования в Академии было закономерным явлением. Усиление протестантской и католической пропаганды в Петровскую эпоху вынуждало русское Православие более основательно изучать выдвигаемые против него доводы и аргументацию, а также богословский потенциал инославия. Но односторонняя ориентация на латинское образование, безусловно, не отвечала интересам Православия в России и потенциально создавала серьезную угрозу для его чистоты. Вот почему церковные власти вскоре почувствовали необходимость восстановления нарушенного равновесия и возвращения к прежней системе славяно-греко-латинского образования.

       Прибывший в Москву из Новгорода в конце 1707 года Софроний Лихуд был удержан здесь митрополитом Стефаном Яворским, чтобы открыть школу «еллинского языка».

       Школа Софрония была помещена отдельно от Академии, на Казанском подворье в Ветошном ряду. Неизвестно, откуда были набраны первые ученики и как велико было их число. По-видимому, успехи учеников были не очень блестящими. И это вполне понятно: силы у Софрония были уже не те, к тому же много времени у него отнимала работа в комиссии по исправлению славянского перевода Библии. «Грек-учитель стареет, а ученики шалеют, — писал Поликарпов начальнику Монастырского приказа графу Мусину-Пушкину 22 апреля 1715 года,—по семи лет учат грамматику, а листа перевести не умеют». Но как бы ни скромны были успехи учеников (Поликарпов здесь, вероятно, несколько сгущает краски), сам факт воссоздания Софронием Лихудом греческой школы в Москве имел выдающееся значение.

       Школа Лихуда сначала находилась в ведении Монастырского приказа, а с 1711 года отошла в ведение Приказа книг печатного дела, то есть стала школой при Московской синодальной типографии. Сам Софроний преподавал там до 1721 года. В январе 1725 года школа была переведена в здание Славяно-латинской Академии, а постановлением Святейшего Синода от февраля 1726 года была подчинена ректору Академии, став ее факультетом. Таким образом, Академия вновь совместила школы трех языков: славянского, греческого и латинского и, соответственно этому, снова получила утраченное официальное название Славяно-греко-латинских школ.

       Со времени соединения школ в Академии была введена практика перевода учеников греческой школы в латинскую и наоборот, благодаря чему была восстановлена целостность славяно-греко-латинского образования, и обучение в Академии вернулось в русло, проложенное братьями Лихудами.



<< Поступить в ВУЗ >>


Рекомендуем абитуриентам:
- Факультет естественных наук РХТУ им. Д.И.Менделеева - ведущего химико-технологического ВУЗа страны!
- Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ)
- Евразийский Открытый Институт (ЕАОИ)

НОВОСТИ

Факультет естественных наук РХТУ им. Д.И. Менделеева готовит химиков-исследователей - бакалавров и магистров.

подробнее...

Вниманию абитуриентов, а также их родителей: Выставка "Все ВУЗы Москвы" и Консультационный Центр ЦМПК "Куда пойти учиться?" по экономическим, гуманитарным,экономическо-гуманитарным,техническим, информационно-технологическим и художественным специальностям и ВУЗам будут работать в период вступительной кампании с 20 июня по 10 августа.

подробнее...

Наши специалисты ведут работы над созданием нового сайта Учебно-экстернового Центра при Центральной Межвузовской приемной комиссии «Марита-М».

подробнее...

Информация о выставках "Образование и кадры".

подробнее...

Добавлена информация о Колледжах Москвы.

подробнее...

Новый проект в российской системе образования - CMPK.RU

подробнее...

CMPK.RU, 2006-2012. Контактная информация - Тел:(495) 740-66-30, 708-90-85, г. Москва, Дмитровское шоссе, дом 25.
Реклама: Армпресс - Учебно-методические материалы для патриотического воспитания студентов и школьников || PArismed- Лечение за рубежом, медицинские услуги || Кардинал - шкафы-купе и мебель для образовательных учреждений

Консультации по поддержке сайта